Момент

Был момент... Стал чужим мой родной лабиринт.
Стены мыслей сменили рисунок.
Много лет я бежал без оглядки свой спринт,
Но в момент в пЕтлю голову сунул.

Роковая петля помогла понять сон
Стали ясными частые знаки.
Изменил направление мрачный муссон,
Душных кошек прогнали собаки.

В тот момент осознал я великую суть,
Принцип вечности сущего тлена.
То, каким будет истинно правильный путь,
Когда я избежать смогу плена.

Осознание жизни, добавив контраст,
Воспротивилось стадному мраку.
И я понял, что сам и герой и фантаст
И в судьбе моей нет места браку.

Я увидел момент становления времён
Видел принципы, что позабыты.
Мир построен не так, как мы грезим о нем,
Он отравлен политикой быта.

До сих пор помню ясно тот самый момент.
Однозначность и многозадачность.
И теперь лишь мечта мой слепой аргумент,
Пожелайте мне только удачи!

Начала любовь вонять

Обижать тебя не стану я,
Слишком много пройдено совместно.
Хочешь, думай обо мне - свинья.
Хочешь, отдавай другому место.

Глухота - быть может, не порок.
Может, это сбой твоей программы.
Ты не поняла простой урок,
Потерявшись в лабиринтах драмы.

Стала голова, как тот чердак,
Где полно затерянного хлама.
Так и дураком стал не дурак,
Избегающий обидного обмана.

Время повернуть хотели вспять,
Чтобы изменить свой старый опыт.
Правда, не смогли его понять,
И граблями обкололи стопы.

Разобрались в большинстве причин,
Обсудили цену всех ошибок.
Я - не лучший среди всех мужчин,
Но достаточно умен и гибок.

Твоя преданность и чистая любовь
Привела нас к странному финалу:
Расставание подняло кверху бровь
И пустило шум по главному каналу.

Вместо перемен теперь - немы,
Просьба протекла от одолжений.
И никто не чувствует своей вины,
Так как правда в остроте решений.

Не хватает сил, чтобы понять.
Не хватает чувств, чтобы исправить.
Начала любовь уже вонять,
Значит надо от неё себя избавить.

Где-то

Где-то в одном избалованном городе,
В душной от крика и нервов квартире
Роется в мыслях по вескому поводу
Душу отдавшая рифме и лире.

Спорит с мелодикой сердца голодного
Днями, ночами петляет в сознании
Выбор сложнее, рефлексов животного
Тяга сильна... только не до внимания.

Долгое время с кредитом доверия...
Стала привычной картина отчаяния.
Время досадно любовь так проверило,
Лишь показав ей всю тщетность старания.

Было всё вроде бы ладно и здорово,
Дружба и чувства скреплённые кольцами.
Только вот брак оказался бракованным
И омелели любовные порции.

Новые чувства волною внезапною
Сбили её в океан вдохновения.
И на часах незаметная заполночь
Снова рождает в ней стихотворения.

Хочется верить, как следует, в лучшее.
Хочется думать, что будет иначе всё,
Только сомнения всё-таки мучают,
Чтобы роман переписывать начисто.

Где-то в другом избалованном городе,
Борется с чувствами сын одиночества.
Долго держал сердце раненым в холоде,
Путая страсть с изолентой пророчества.

Уйма попыток понять вдохновение,
Множество способов стали историей,
Но от ее губ в душе онемение -
Счастье, с которым не спорят.

Как успокоить оттаявший двигатель?
Стоит ли бредить ища объяснение?
В мире людей, полюбить можно выгоду.
В мире поэтов лишь муза - спасение.

Грезит ночами и днями о радости,
Вызванной жадным объятием нежности,
Только он чувствует ноты прохладности
Из-за её роковой принадлежности.

Всё понимает и страх, и сомнения,
Дух редких встреч, городов расстояние...
Он принимает достаточность времени
И терпеливо скрывает желания.

Как бы там ни было, чтобы не чудилось,
Чем бы лихим не туманились головы.
Если на них жизнь однажды прищурилась,
Надо быть к счастью готовыми!