Где-то

Где-то в одном избалованном городе,
В душной от крика и нервов квартире
Роется в мыслях по вескому поводу
Душу отдавшая рифме и лире.

Спорит с мелодикой сердца голодного
Днями, ночами петляет в сознании
Выбор сложнее, рефлексов животного
Тяга сильна... только не до внимания.

Долгое время с кредитом доверия...
Стала привычной картина отчаяния.
Время досадно любовь так проверило,
Лишь показав ей всю тщетность старания.

Было всё вроде бы ладно и здорово,
Дружба и чувства скреплённые кольцами.
Только вот брак оказался бракованным
И омелели любовные порции.

Новые чувства волною внезапною
Сбили её в океан вдохновения.
И на часах незаметная заполночь
Снова рождает в ней стихотворения.

Хочется верить, как следует, в лучшее.
Хочется думать, что будет иначе всё,
Только сомнения всё-таки мучают,
Чтобы роман переписывать начисто.

Где-то в другом избалованном городе,
Борется с чувствами сын одиночества.
Долго держал сердце раненым в холоде,
Путая страсть с изолентой пророчества.

Уйма попыток понять вдохновение,
Множество способов стали историей,
Но от ее губ в душе онемение -
Счастье, с которым не спорят.

Как успокоить оттаявший двигатель?
Стоит ли бредить ища объяснение?
В мире людей, полюбить можно выгоду.
В мире поэтов лишь муза - спасение.

Грезит ночами и днями о радости,
Вызванной жадным объятием нежности,
Только он чувствует ноты прохладности
Из-за её роковой принадлежности.

Всё понимает и страх, и сомнения,
Дух редких встреч, городов расстояние...
Он принимает достаточность времени
И терпеливо скрывает желания.

Как бы там ни было, чтобы не чудилось,
Чем бы лихим не туманились головы.
Если на них жизнь однажды прищурилась,
Надо быть к счастью готовыми!

Вы

Вы... из богемы сошедшая в массы,
Непринужденно ходили по сцене.
Я... понимая, что опыт бесценен...
Ценность учуял... Опасно!

Вы... элегантно скучали о вкусах,
И снисходительно прятали страхи.
Я... был готов занять место на плахе...
Острым по телу... И х*й с ним!

Вы... говорили о родственных душах,
И убегали глазами в ловушку.
Я... Ваше сердцебиение слушал...
Быль или не быль... Глушит!

Вы... утонули в фантазиях бурных,
Взяв и меня в обиход ненароком.
Я... без укора к порокам урока...
Рдел от процесса... Не дурно!

Вы... удивительно страстно горели,
Солнцем светились всегда беззаботно.
Я... загорелый и очень голодный...
Жрал Ваше тело... Спелись!

Вы... обстоятельств преследуя цели,
Спорили часто со скоростью счастья.
Я... лишь хотел простого участия...
Чтобы не сесть... На мель!

Вы... почитали привычки печали,
Медленным временем мысленно тлели.
Я... заключен был границами тени...
Ждал и души в Вас... нечаял.

Вы... посчитали, что тщетны попытки.
Вскрылась копилка опасных моментов.
Я... перестал предъявлять аргументы...
Чувствуя адресность... пытки.

Вы... пол-литровый бокал допивая,
Сбивчивым ритмом читали о чувствах.
Я... сигаретой туманил искусство...
Пусто и грустно... Бывает!

Вездеход

Вездеход серых дней одиночества
Я раскрашу конфетной лентой
Ради редких, но сладких моментов
Без которых и жить то не хочется.

Погружение в цикл изобилия
Женской ласки, тепла и внимания
Много лучше борьбы с ожиданием,
И морального самонасилия.

Встречу вечностей в гранях сознания
Воссоздам до мерцающей тонкости
И без лишней, мешающей скромности
Одарю её душу познанием.

Уравнение интерполяции
Обнажит нам все точки волнения:
Не фальшиво само вдохновение -
Сложно не замечать корреляцию.
Рассекречу тоскливость и рвение,
Объясню правду необъяснимого...
Потому что мечта - исполнима, но
Обоюдность нужна для решения!
И по первой телесной реакции
Я пойму какова озабоченность
И какие в контакте неточности
После долгой и томной фрустрации.


Если мерить картину попытками
И озвученной жаждой к открытиям,
Значит встреча предстанет событием
И отмечена будет улыбками.

И тогда, брошу путь одиночества...
И заполню лимит удовольствия.
Чтобы души накрыло спокойствием
От возможностей чувства бессрочного